Это как бросить близкого, прикованного к постели.И пусть я мало чем могу помочь в сложившейся ситуации, бежать — будто расписка в принятии смертельного диагноза. Это не рак в последней стадии, возможно туберкулёз или малярия, нужно просто поддержать, не бросать, разговаривать, слышать. И я не капитан чтобы оставаться здесь до последнего, но это и не крушение, мне кажется, просто сильный ураган, и моя задача поддерживать работу насосов, гулянием ли к спорткомплексу, где бородатые немытые люди иногда курят на крыльце, разглядывая таких же как я пацанов и более атлетичных девчонок, бегающих-прыгающих вокруг котлована вдоль церкви, походами ли в центр для запечатлевания полупустого города, поездками ли через ВВАУШ, где на взлетке остались черные следы гари от Града. Мне нужен более сильный пинок, наверное. Я думаю, не придумали еще такого.

Я мечтаю о том, чтобы за 10 лет до того как у России кончится газ, кто-нибудь снял фильм в котором герой в шиирокополой шляпе, бутылкой виски в руке, кидая гранату кричал: "Вы мне еще за Севастополь ответите".